Список форумов Скопинская ПРАВДА

Скопинская ПРАВДА

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОРУМ САЙТА "СКОПИН НАРОД"
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Сайт Скопин Народ: https://sites.google.com/site/skopinnarod/
Лирическая новелла - литературная молитва
На страницу 1, 2, 3  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Скопинская ПРАВДА -> Я вам пишу. Проза. Поэзия.
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Пт Апр 12, 2013 9:47 pm    Заголовок сообщения: Лирическая новелла - литературная молитва Ответить с цитатой

В эру девальвации Слова, истребления традиций художественного языка и выразительности, как основ литературного мастерства и культуры речи, всё чаще звучит голос в пользу ЛИРИЧЕСКОЙ НОВЕЛЛЫ, как некоего охранительного островка, на котором формируется Литература Будущего.
Мне очень приятно открыть эту ветку, как протянутую руку дружбы от друзей, согласных с этим утверждением и составивших в инете уже целую общину писателей, объединённых желанием молитвенно трудиться и воскрешать живой дух в людях. Может быть, что это малая форма, вмещающая в себе широту романа, поэтическую эмоцию и философскую глубину мысли подтвердит сказанное замечательным мастером жанра японцем Басё, что "большое спрятанное в малом очень потребуется людям, когда душевное мельчание станет самой большой проблемой жизни"...
Цитата:
МИНИАТЮРА – художественное произведение малых размеров, отличающееся особо тонкой манерой наложения красок. В литературу этот термин пришел из живописи, где он обозначает исполненную красками небольших размеров картинку или книжную заставку. Происходит этот термин от латинского слова minium – названия красной краски (киновари или сурика), которая была в употреблении у старинных мастеров миниатюры. Также как и в живописи, основополагающей чертой миниатюры в литературе является небольшие размеры произведения – одна, две или несколько страниц. При этом миниатюра является не частью чего-то большего, а законченным самостоятельным цельным произведением. К миниатюрам можно отнести совершенно разные творения: это и мини-рассказы, мини-эссе, зарисовки, стихотворения в прозе, а также модные в последнее время моностих, афоризм, одноабзацная, однофразовая и однострочная миниатюра.
Хотелось бы не только получать ссылки, делиться своими опытами создания лирических миниатюр, но и говорить о жанре с пользой для души и ума.
_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Пт Апр 12, 2013 10:33 pm    Заголовок сообщения: Озарение Ответить с цитатой

Бывает, что текст ещё не стал литературным шедевром. Но ворвался в душу, как утренний порыв ветра, непонятно как влетевший в закрытую фрамугу и поколебавший свечу. Но его движение по мыслительным каналам в саму глубину сердца уже началось. И тогда, чтобы не растерять драгоценных капелек мысли, как янтарных мироточений на полотне души, записываешь эти строки, спешишь найти им метафоры и эпитеты, как обрамление готовым бриллиантам, соскользнувшим из надземных миров Бог весть по какой небесной прихоти...

ЛЮДМИЛА АЛЛЕНСКАЯ ( Калининград)
ЭКСПРОМТ МЫСЛИ
Самое полезное вещество - это здоровье. Опыт, перенесённый в Чашу - это нетленный документ. Много силы в зерне посеянном. Мысль - зерно. Самый дивный Путь - от Зерна к Растению. Ты - Зерно. Вспомни. каким ты будешь сегодня. Свиток событий свёртывается. Под конец, вода из Ванны Мира выливается с ускорением вращательного движения. Самый скоростной поезд - это Огонь. Энергия порождает энергию.Труд поддерживает Огонь Жизни. Чтобы ни случилось, поднимайся и иди. Твоя работа - не лежать на Пути. Ты - Путь! Вызываешь бодрость - продлеваешь молодость - обновление! Самый лучший праздник - Праздник Духа. Самый лучший фильм - жизнь! Самый ценный кино-герой - ты сам!Знай свою ценность! Сегодня день наполнен торжеством. Улыбнёмся ему! В тебе стойкость - крепче скалы!
_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Вс Апр 14, 2013 12:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сегодня наш литературный праздник. Наш уютный народный университет литературы, что в районной библиотеке опять соберёт друзей и ценителей прекрасного в свой тесный круг. Как хорошо, что есть такой Храм, где поэтам и писателям можно регулярно сердечно молиться!
Цитата:

Благославленная земля.

Ранним утром в середине сентября на Кельцы опустился туман. Сам по себе туман – явление обычное, нам не привыкать видеть его в эту пору года, но это туманное утро всё же было особенным. Русло Ерзовки и торфяные озерца лежат в низине, на уровне трёх-четырёх метров ниже села, и у всякого, кто выходит из дома, под ногами оказывается белесая и бескрайняя равнина, уходящая под самые удалённые вельемские леса и к песчаной насыпи, сизому угольному террикону посёлка Октябрьский. Так полупрозрачный туман усреднял и затушёвывал невысокие холмы, стирал привычные ориентиры реки, леса, огородов и полей. Казалось, что надо сделать только шаг и уйти от порога в фантастическую даль, проходя мимо облаков, под самой планкой серого неба. Но и оставаясь на месте, радостным воображением переносился, в далёкую, приснопамятную алтайскую страну гор, кедров, водопадов…Впечатление было настолько живым, что на миг брала оторопь, и возникала мысль – неужели всё это пропадёт? И лишь немного позже пришло утешение: моя родина только что сделала мне подарок, показав сокровенные места, что терпеливо ждут со мной встречи…Благословенна будь, вовеки, земля моя Скопинская!

Возжжение духа

Бежит вода. Ложится на гладь ее серебро и сверкает чистотой во все стороны. Журчит вода, перепрыгивая с коряги на корягу, преодолевая препятствия, изворачиваясь в древесных паводковых запрудах. Серебряно, переливчато, членораздельно шепчет слова и пробует подражать певчим птицам… Капельки шлепаются по поверхности и рождают звук – дзынь. Чистый звук, как колокольчик – дзынь, дзынь. Пропоют капли свою песенку и плывут дальше, успокоенные после преодоления, в потоке себе подобных…
Вода не любит шуметь. Молчаливая она. Только тихим прибоем шлепает о бережок, разворачивается и укатывает дальше, напитывая душу живительной и осязаемой силой. Живет она своей жизнью. Как любое существо живое, рожденное в сущем. Как ветер. Как воздух. Как огонь. Живет она и умирает, переходя из одного состояние в другое. Неизбежно. Как все в этом мире. Иначе нельзя. И рождается вновь из того, из чего была. И от одних только мыслей об этом, уже не душой, а сердцем ощутишь возжение духа.

Ручная радуга

И вдруг вспыхнула на пол -дома! Так неожиданно повисла коромыслом, вобрав в себя все многоцветие красок и свежесть небес, что закопчённый и поеденный древоточником потолок представился свежеструганным храмом! Небесный художник полупрозрачно, но широко и размашисто раскрасил неф киноварью, неаполитанской желтой, ультрамарином. Трава, кусты ожили. Они шевелились от капель и торопились выбросить новый клейкий листочек. В воздухе плавали вперемежку запахи гниющего дерева, прели, цветов и прогретой земли. Скорей! Скорей! Идет солнечный дождь. Темные лиловые тучи над головой стали светлеть. Голубые краски смелыми мазками ложились на них, мешались с лимонно-желтыми, плавились растекались бардовыми полосами по пепельным краям…Наваждение не уходило, но мозг, как Шерлок Холмс не обращая на это внимание, продолжал расчётливый и методичный поиск причины светоэффекта…Сколько предметов было перевёрнуто, сколько раз перепроверена крыша…Но облако закрыло солнышко и моя радуга тотчас погасла…И только тогда мне бросился на глаза обронённый когда-то зеркальный компакт-диск, который и сотворил эту удивительную и живую радугу в старом доме.

_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
УЛХАР


   

Зарегистрирован: 04.04.2013
Сообщения: 53
Откуда: Калининградская обл., г.Балтийск

СообщениеДобавлено: Вс Апр 14, 2013 7:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Литературная молитва

Обожжённые внутренней красотой,
обладают высшей мерой совестного наказания за
оправдания своему мировоззрению, и поступкам !
За вхождение во внутреннее пламя красоты,
платят причастием языкам огня,
на всю свою пережжённую от шлака низменности жизнь
- после возгорания, ты просто,
не в силах - не быть возжегателем
высокого и чистого пламени ото всего вокруг !
Именно внутренняя красота спасёт Мир !!!

Благословенно будь - притяжение внутренней красоты !
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Вс Апр 14, 2013 8:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Что есть одиночество? Для кого-то, это - совершенно недопустимая трагедия, катастрофа и крах жизни, надежд. Для кого-то, это - причина буйного разгула, похожего на порыв ветра, на пьянящий безрассудный рывок из той действительности, которая на его взгляд стала невыносимой...
Как знать? Вразуми всех Господь... Но можно видеть в одиночестве и такой период, в котором, как в плавильном котле, происходят процессы, совершенно меняющие личность и меняющие ее в сторону лучшую, положительно влияющие на душу человека, на его жизнь в целом. Высоким примером являются монашествующие древние отшельники, пустынники. Также калики перехожие. Все они носители Высокого поручения. Их одиночество сродни жертве радости и мольбе о лучшем назначении человечества.
Но это все пути высокие. А вот нам, простым, мирским людям, как относиться к такому явлению?
Капелька постепенно наполняется силой и медленно отрывается…
Желание коснулось мысли и наполнило ее содержанием…
_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Ср Апр 17, 2013 8:47 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Открыл для себя нового близкого автора. Делюсь Открытием. Smile
Цитата:
Бегут, спешат, торопятся льдины, громоздясь друг на друга, словно моря на них не хватит, будто во всякий миг некая могущественная и безжалостная рука способна лишить их цели скоротечного последнего похода.


Возможно, в бессознательном страхе уплывающих кусков льда есть свое рациональное зерно. Ведь море, это действительно странный предмет. То непоколебимо спокойное, то вдруг взрывающееся жуткими валами волн.


И кто его знает, куда оно переместится, стоит нам отвернуться на год-другой. И даже, всего лишь на несколько зимних месяцев.


Так что, приходится спешить.




Впрочем, если как следует присмотреться, то никакого стремительного бегства отступающих льдов нет. Природа неспешна, и все, что кажется скоростью, являет собой напрасную суету наших собственных фантазий.


Замерзшее время словно оттаяло во всех замороженных за зиму мозгах. И теперь стремительно понеслось, обгоняя себя. Но на самом деле не движется ничего. А жаркое лето всегда поджидало рядом.


Зима была долгой, как и всегда. Темные ночи когтями впились в сердце. Но теперь торопливые глаза подправляют время.


Нам кажется, будто зима убегает.




Однако, ей некуда уходить. Лед не исчезнет навечно. Просто отступит, притворно удалившись на время в добровольную ссылку. Вернее, в длительный отпуск за наш счет. И в положенное время зима вернется.


Тогда, все покажется иным. И созерцая ранние закаты, и облетевшую листву, мы вспомним эти светлые дни. Дни, когда мир расцветал под лучами жаркого солнца. И жизнь была готова пасть к нашим ногам.


Впрочем, она еще успеет. Если не оплошает, и поспешит, как уплывающие в туманную даль ледяные громады.


И может быть, весна будет вечной.



_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Ср Апр 17, 2013 8:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

И ещё Евгений Габелев. Очень свежая и живая сила в его отражении лирического письма. Рекомендую, как наглядное пособие.
Цитата:
ОТРАВИТЬСЯ ОСЕНЬЮ.
Осенью непременно надо отравиться. Вдохнуть полной грудью ее голубые облака и красные травы, закутаться листвой, и умыться падающим с неба дождем. Или накрыться внезапно закренившимся после бури прогнившим деревом.


Мне надо вобрать ее радужный яд. Но не ради стука в дверь пустоты. Она не отворит, и не примет. И дело не в причудливых и напрасных поисках жалости. Что толку в принимаемой за нее любви, когда все, жившее зеленым, окрасилось в кровь.


Напиться осенью, как пьют у колодца кони, безжалостно и дико, словно в первый раз. И замереть под ее бесконечным и чудовищно выпуклым небом. Скоро оно почернеет и просядет, изливая на головы накопившуюся за лето зависть.


Стоит отправиться в лес, и на несколько часов там зазеваться. Пройтись его мокрой тропинкой, и наполниться осеню. Пропитать кожу ее умирающим ароматом. Стать на пару часов позабывшим себя кружащимся листом. И вернуться.

...


Прошлой осенью в городе стало модным отравиться фруктами. Практически все, с кем я был знаком, посвятили несколько дней этой нехитрой затее. Травились арбузами и дыней, мучились персиками и виноградом. И ни один не умер.


Впрочем, и удовольствия не получил никто, за вычетом меня самого, слегшего после обманчивой виноградной грозди. Да и радость та была интеллектуального плана, происходящего от любви к самочуствию в нетривиальных ситуациях.


Пищевое отравление сходно с метафорическим, но бесконечно превосходит последнее в подлости. Сознание на время теряет право называться собой, превращаясь в причудливого спутника внезапно катастрофически изменившегося бытия.


О теле же не буду и вспоминать, поскольку клиническая картина происходящего хорошо известна многим. Однако, наблюдать самого себя оказалось для меня делом безумно интересным, так что спустя год я решился повторить опыт.

...


Поэтому вчера я отравился пиццей, и провел несколько до крайности интересных часов, наблюдая за стремительной чередой ощущений. Не то что бы я сделал это сознательно, рассчитав свой преступный замысел. Просто так вышло.


По крайне символическому стечению обстоятельств, приключения мои каждый раз выпадали на международный день психического здоровья, в чем человек суеверный узнал бы перст судьбы. Однако, для меня ее намек прошел незамеченным.


Вместе с тем я понял, и ныне настаиваю, что всяк, претендующий на роль знатока и исследователя человеческих душ, непременно должен быть отравлен хоть раз. И ему следует оставаться в сознании на протяжении всего опыта.


Тогда ты имеешь возможность понять, как наше гордое «я» неотделимо от тела. Как случайный сбой в обмене веществ меняет ход кажущихся неприкосновенными мыслей и чувств. Как становишься другим. И на рассвете в тебя входит осень.

...
Бозон Хиггса, попавший в голову, способен творить чудеса...


Ученые не поймали снежного человека. Упустили лохнесское чудовище. Не смогли расшифровать кругов на полях. И так и не встретили инопланетян. Но зато они нашли бозон Хиггса. И теперь нам всем придется с этим жить. Однако, жизнь с бозоном дело не легкое, и требующее мудрости. Увы, человечество ей обделено.


Весть об открытии наделала немало шума. Характерно, что чем меньше человек понимал суть, тем больше шумел. Совершено естественно, что максимально возможный шум издавали журналисты и гуманитарии. Им удалось даже опередить богословов и политиков, что безусловно можно считать выдающимся результатом.


Придав лицам взволнованно-возвышенный вид, они не покидали телеэкранов. Прячась от простых смертных за его сияющей броней, они называли бозон частицей бога. Бог не возражал, впрочем, его как всегда не спрашивали. Хотя, вполне возможно, ему было что сообщить по сути обсуждаемого дела.


У миллионов простых людей при этом кипел в голове невысказанный вопрос, вернее множество таковых. Во-первых, частицу какого именно из богов удалось найти? А во-вторых, не счел ли себя оскорбленным дерзостью сам бог, и не было ли ему больно, когда от него отрезали эту малую, но родную частицу.


И наконец, означает ли поимка частицы бога, что и сам Хозяин ее вскорости пожалует к нам, хотя бы ради того, чтоб вызволить из ловушки пойманную часть себя? Впрочем, вполне возможно, что Он, подобно попавшему в капкан дикому зверю, просто отгрызет уловленную часть, и пойдет себе дальше.


Кроме того, естественный интерес заставляет задуматься над тем, позволяют ли научные методы, исследовав частицу бога, установить характеристики целого? Например, материал, из которого он сделан. А впоследствии найти тому практическое применение в народном хозяйстве, или в индустрии моды.


Можно предположить, что платье, сшитое из шкуры бога, либо искусственного материала, точно ее имитирующего, вызвало бы фурор. А плоть и кровь божества весьма кстати пришлись бы к нашему обеденному столу. А может быть, ими удалось бы заменить нефть и газ, без того уже изрядно всем надоевшие…

.....


Однако, суровые реалии жизни ниспровергли планов громадье, чего планирующие и не заметили. Выяснилось, что бог как всегда ускользнул от пытливых глаз, и не имеет никакого касательства к найденной частице. Собственно, иного ученые не предполагали, и ни на что другое не просили рассчитывать.


Более того, имя чудака, первым назвавшего одну из множества частиц, используемых в квантовой физике, частицей бога, так и не удалось установить. Возможно, это был сам бог, шутки ради явившийся к нам неузнанным. Ведь как показывает история, боги любят подтрунивать над доверчивыми людьми.


Итак, что же собственно произошло? Ровным счетом ничего, о чем стоило бы всерьез беспокоиться широкому зрителю. Земля осталась круглой, небо голубым, а люди забавными. И некоторые из теорий об устройстве мироздания, созданные кое-кем из них, нашли подтверждение. Другие же были отвергнуты. И все.


Ради этого и был построен гигантский суперколлайдер, стоимостью в миллиарды, и затрачены годы труда тысяч людей. Ради этого поставлена под угрозу безопасность мира, рисковавшего провалиться в черную дыру. И благодаря этим усилиям, был разрешен давний спор нескольких математиков.


Теперь эти люди будут создавать новые теории, ставить новые вопросы, и искать на них новые ответы. Этим, собственно, и занимается наука. К сожалению, значительная часть ее вопросов и ответов не только далека от понимания большинства людей, но и вообще не переводится на обычный язык.


И тогда возникает один простой и естественный вопрос. Зачем людям тратить невероятные суммы из своего бюджета на оплату крайне увлекательного времяпровождения группы увлеченных своим делом фанатиков? Одним из лучших способов удержать их от подобных вопросов является поиск частицы бога.


Если бы бозона Хиггса не было, его следовало выдумать. Неосязаемая сущность, существованием своим оправдывающая деньги, выделяемые на финансирование науки. Возможно, ее и вправду выдумали. И все представленное нам не более чем компьютерная графика. Более того, не существовал и сам Хиггс…

.....
Конспирология требует ловить злодеев. Однако, пространные размышления о коварных происках мировой закулисы на входят в планы автора. И вообще, подобный способ представлять мир патологичен.
Испуганный разум, застигнутый внезапным многообразием и непредсказуемостью мира, хватается за соломинку. Все что нам нужно, это внести в представшее нам мироздание хоть некоторое подобие порядка. Часто человек делает это при посредстве идеи о мировом правительстве, стоящем за видимым ходом вещей.
В более запущенном случае, незримое мировое правительство постепенно трансформируется в сонм невидимых богов, вершащих делами смертных. Следующим ходом за всем многообразием невидимых богов пытливый ум начинает подозревать некоего совершенно невидимого и непостижимого властелина.
И наконец, завершающим ходом игры, он находит его повсюду. В собственном сердце, в кажущихся ему разумными словами давно почивших людей, в блеске глаз проповедника, или в мельчайшей частице бытия, о которой не имеет ни малейшего представления. Это значит, что не надо искать бога в темной комнате.
Что касается науки, то без нее мы были бы давно мертвы. Во всяком случае, девять десятых из нас не смогли бы выжить. Без лекарств, технологий и аппаратов, мы жили бы в утлых хижинах, грелись у костра и охотились на бизонов. И погибали бы от старости, болезней и голода, не дожив даже до сорока лет.
Так что, можно простить ученым их милые забавы. Проблема в том, что плоды на древе познания зреют долго. И от того нам кается, что их нет совсем. Срок между научным открытием, и его технологическим применением на практике, в минувшие эпохи составлял века. Сейчас это пятьдесят лет.
Сегодня мы пользуемся плодами открытий, сделанных во времена наших дедов. Результатами же открытий, сделанных в наши дни, доведется пользоваться внукам. И мы понятия не имеем, что это будет. Остается читать фантастов, тешить себя надеждой на счастье потомков, или верить в реинкарнацию.
Родимся-ка еще раз через полсотни лет, и посмотрим…


_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Пт Апр 19, 2013 9:09 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Более 20 лет мне посчастливилось находиться вблизи творческого очага писателя Юрия Николаевича Куранова. Писателя - богослова, ревностного православного мыслителя конца века и нашего времени. Последние годы он работал над романом "На руинах варварской империи" ( совместно с прорабом Перестройки А. Н. Яклвлевым) и переживал тяжёлую критику по роману "Дело генерала Н. Раевского), но продолжал вести студию "В голубом просторе" ( под известной картиной Юрия Рылова), где развивал теорию Литературы Будущего, которая по его мнению будет формироваться в малых лирических формах - новелле.
Ему удалось убедить меня расстаться с традиционным методом социалистического реализма, рассказами и повестями в 20-40 страниц, а перейти на те же сюжеты с максимальным сжиманием содержания до одной страницы, при том украшенной философией, поэзией и изяществом образного ряда.
Я не "о себе любимом", а об огромной школе лирического новеллизма в мировой литературе и в частности на примерах и образцах оригинального мастера и корифея жанра Ю. Н. Куранова
http://www.zovnet.ru/forum/viewtopic.php?f=9&t=11
_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Пт Апр 19, 2013 11:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

эта книга переиздавалась многократно, в том числе и роман-газете и являет собой всю мощь таланта "калининградского затворника" ( как называли Ю. Н. его маститые коллеги, предпочитавшие столицу провинции) и Символ Веры русского писателя. Данная книга в самой полной редакции с дополнениями автора, что он внёс в последние годы жизни.
http://www.litmir.net/br/?b=156070&p=4
_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Пн Апр 22, 2013 12:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Охотно делюсь ещё одним ресурсом, где собраны образцы лирической новеллы с сюжетами наблюдений за окружающей средой, "обожением" природы, как пантеистического феномена. Что близко нашим славянским традициям и строю души.
http://culture-into-life.ru/elena_cheglakova/#risunki
_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Вт Апр 23, 2013 7:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Слово "обожение", что я привёл по привычке потребовало коммента - извольте, друзья! Обожествление - достаточно часто пишется на церковно-славянский вариант, как архаизм - обожение. Примеров много, как и в публицистики наших дней, так и богословской литературе, особенно в трудах Силуана Афонского и Игнатия Брянчанинова. Спасибо за коррективы речи... Улыбка
_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Ср Апр 24, 2013 12:15 pm    Заголовок сообщения: Исторический материал в лирической миниатюре Ответить с цитатой

Меня спросили о романе Ю. Куранова "Дело генерала Раевского". Конечно, я бы посоветовал его почитать, чтобы иметь собственное мнение. Но если искать главную составляющую успех романа идею, при том - художественную доминанту, то она здесь в ранней книге "Тепло родного очага". Привожу её полностью, дабы не спотыкаться на ссылках по книге.

Цитата:
Ода генералу Раевскому

Он был в Смоленске щит, в Париже — меч России.
Надпись на могильной плите генерала Николая Николаевича Раевского в поместье Болтышко Чигиринского уезда Киевской губернии

Я слышу громкий пушечный выстрел, который долго отдается вдали, то скрадываясь, то раскатываясь. И думаю: есть в жизни личности, которым сама судьба уготовила место знаменательное и высокопочетное в истории племен, поколений и целых народов. И чудится, что особая цепь счастливых, и торжественных, и страшных обстоятельств сопутствовала их появлению на свет, формированию и развитию. Александр же Пушкин в письме от 25 ноября 1824 года писал о Раевском: «Я в нем любил человека с ясным умом, с простой прекрасной душой, снисходительного, но попечительного друга, всегда милого, ласкового хозяина. Свидетель Екатеринина века, памятник 1812 года, человек без предрассудков, с сильным характером и чувствительный, он невольно привязывал к себе всякого, кто только достоин понимать и оценить его высокие качества».

Бывают в жизни такие стечения обстоятельств, редко замечаемые очевидцами либо просто современниками, но которые по прошествии лет кажутся поразительными или отмеченными самою судьбой. При ближайшем рассмотрении они оказываются плодами великого усилия необыкновенной личности, которая, совершая героические действия, сама при жизни остается как бы в тени. Жизнь генерала от кавалерии Николая Николаевича Раевского с первых и до последних его шагов служит примером боевой доблести и не менее достойна величия, чем слава его боевых современников — Багратиона, Ермолова, Милорадовича, Коновницына…

Стояла теплая лунная ночь с 15 на 16 августа 1812 года. Наступил день рождения императора французов Наполеона Бонапарта. Великому полководцу исполнилось сорок три года, и верные сподвижники готовили ему величественный подарок — древний русский город Смоленск, который издавна считался ключом к Москве, а взятый именно сегодня, отрезал бы русские армии от столицы и обрек их на уничтожение. Обложили город сто восемьдесят пять тысяч солдат гвардии Мортье, кавалерии Мюрата, пехотных корпусов Даву и Нея, маршалов давно и далеко прославленных на полях сражений от Египта до Северной Италии и Восточной Пруссии. Против этой армады занимал позиции пятнадцатитысячный корпус генерала Раевского. Далеко по равнине рассыпались бивуачные огни французских дивизий, и казалось, что нет им конца.

После военного совета Раевский выехал за город, сам отводя места для своих частей. Генерал медленно ехал в полутьме лунной ночи за стенами города, который в течение веков видел не одно вражеское нашествие. Шумный и богатый, город замер в тревожном ожидании перед морем огней бесчисленной армии завоевателя, с которым Раевскому уже приходилось встречаться. Пять лет назад, 28 мая 1807 года, Раевский получил пулевое ранение от французов в Восточной Пруссии под Гейльсбергом. Командуя арьергардом Багратиона, который был при гвардии в эти дни, Раевский отступал, прикрывая отход всей русской армии от Фридлянда до Тильзита. Генерал Михаил Федорович Орлов впоследствии так говорил об этом походе: «В течение семи дней сражаясь без отдыха, без продовольствия, без поддержки, сам раненный в ногу и не обращавший внимания на свою рану, он мужеством своим, твердостью и решительностью удивил и русскую и неприятельскую армии. Во Фридлянде он первый вошел в бой и последний из него вышел. В сие гибельное сражение он несколько раз вел сам на штыки вверенные ему войска и не прежде отступил, как тогда только, когда не оставалось уже ни малейшей надежды на успех».

Последняя встреча произошла совсем недавно, три недели назад. Армия Багратиона, настигнутая войсками Даву, готовилась переправиться через Днепр в районе Могилева. Но, Даву опередил, и город был захвачен неприятелем. В течение десяти часов корпус Раевского сражался с пятью дивизиями Даву. Перед тем Багратион, введенный в заблуждение, прислал Раевскому приказ: «Я извещен, что перед вами не более шести тысяч неприятеля, атакуйте его с Богом и старайтесь по пятам неприятеля ворваться в Могилев». Сражение развернулось под деревней Дашковкой, а главный штурм Раевский предпринял на Салтановской плотине. Тот же Орлов писал об этом сражении: «Николай Николаевич взял с собою в армию своих малолетних детей, из которых старшему, Александру, едва минуло шестнадцать лет, а меньшему, Николаю, недоставало нескольких дней до одиннадцатилетнего возраста. В день под Дашковкой они были при отце. В момент решительной атаки Раевский взял их с собою во главе колонны Смоленского полка, причем младшего, Николая, он вел за руку; а Александр, схватив знамя, лежавшее подле убитого в одной из предыдущих атак нашего прапорщика, понес его перед войсками». Поэт-партизан генерал-лейтенант Денис Васильевич Давыдов так вспоминал об этом бое: «После сего дела я своими глазами видел всю грудь и правую ногу Раевского (уже раненную в 1807 году под Гейльсбергом) почерневшими от картечных контузий. Он о том не говорил никому, и знала об этом одна малая часть из тех, кои пользовались его благосклонностью».Озадаченный смелостью русских, их дерзкими атаками, Даву ввел в бой все свои силы, но решительные действия отложил до следующего дня. Он ждал нового нападения. Между тем Раевский ловко вывел корпус из боя, а Вторая русская армия спешно переправилась у Нового Быхова южнее Могилева и ушла от разгрома. Багратион писал тогда начальнику штаба Первой армии Ермолову: «Насилу выпутался из аду. Дураки меня выпустили».

Наполеон был взбешен этой неудачей Даву, а две преследуемые русские армии 3 августа соединились в Смоленске.

Ночь дышала тишиной и спокойствием. Далеко слышался веселый треск кузнечиков, окрики офицеров раздавались приглушенно, однако слышались далеко. Луна светила густо, и матовые склоны холмов, длинные стены и высокие башни городской крепости казались вылитыми из темного серебра. Раевский хорошо понимал весь смысл и значение сражения, которое завтра был должен дать его пятнадцатитысячный корпус армии великого полководца и удержать город до прихода главных сил. Суть дела заключалась в том, что, объединившись, Барклай и Багратион на военном совете 6 августа порешили начать наступательные действия и прорвать центр армии Наполеона в районе Витебска. Туда и направились они с главными силами. Действия их были, однако, нерешительны. Тем временем Наполеон быстро переправился через Днепр и через Красное двинулся на Смоленск. Это был гениальный маневр, и над русской армией нависла угроза разгрома с тыла. Таким образом Наполеон рассчитывал уничтожить русские армии, отрезав их от Москвы. С полным основанием можно считать, что это был самый страшный для русской армии момент за всю войну 1812 года.

Корпус Раевского занял позиции на Красненской дороге. Но сейчас пехота была отведена в город на западную и южную его окраины. Главную цитадель крепости, Королевский бастион, Раевский отдал генералу Паскевичу, человеку безумной храбрости и редкостной отваги.

Раевский еще раз окинул взглядом город, повернувшись в седле: его плечистая и крепкая фигура тоже казалась вылитой из темного серебра. Нет, он не сомневался в себе. Генерал всю жизнь твердо верил в свою волю и в неиссякаемую силу духа, которая питала его мужество и с которой (этого еще не знал он сам) еще не раз предстояло столкнуться воинственному императору французов. И не зря на острове Святой Елены Наполеон потом скажет: «Этот генерал сделан из материала, из которого делают маршалов». Раевский тогда об этом не думал. Он смотрел на высокие стены древнего города, затихшего в настороженном молчании ночи и вознесенного над морем бивуачных огней французской армии. И город с его стенами, окованными высокими башнями, казался теперь чеканенным из драгоценной брони.

Если бы в ту августовскую ночь Николай Николаевич Раевский задумался над тем, из какого материала он сделан, то ему пришлось бы вспомнить, что на военную службу он был зачислен пяти лет от роду в лейб-гвардии Преображенский полк, а начал служить в пятнадцать лет и первое наставление получил от своего деда по материнской линии, генерал-фельдмаршала князя Потемкина: «Во-первых, старайся испытать себя, не трус ли ты; если нет, то укрепляй врожденную смелость частым обхождением с неприятелем». И эти родственные связи были использованы светлейшим князем так, что молодого поручика прикомандировали к казачьему полку с приказом: «Употреблять в службу как простого казака».

Второй дед, Семен Артемьевич Раевский, девятнадцатилетним поручиком сражался под Полтавой, а отец начал службу в тринадцать лет в лейб-гвардии Измайловском полку и тридцати лет в чине полковника умер от раны под Яссами. Матерью детей Николая Николаевича была внучка Ломоносова, которая родила ему и выкормила двух сыновей, коих он записал в Смоленский полк своего корпуса и только что опробовал в деле под Дашковкой и которым предстояло рядом с отцом пройти сквозь все сражения от Смоленска до Парижа. Он тогда не знал, что дочь его Мария выйдет замуж за генерала Волконского, который будет осужден как государственный преступник, а Мария последует за ним в тридцатилетнюю ссылку на далекий сибирский рудник и будет воспета двумя великими русскими поэтами. Первому из этих поэтов в ту ночь было тринадцать лет, а второй еще не родился. Но обо всем этом не мог думать сорокалетний русский генерал, подъезжая к воротам города. Он не мог тогда и предположить, что тремя неделями позднее вокруг подмосковной деревушки Бородино грянет сражение, которому не было равных, а батарея в центре русских позиций навсегда получит наименование батареи Раевского и под этим именем войдет в историю славы русского оружия. Раевский не мог и подумать, что Москву придется оставить и сам он на Военном совете в другой, пока безвестной подмосковной деревушке Фили скажет: «Не от Москвы зависит спасение России, и, следовательно, более всего должно сберечь войска, и мое мнение: оставить Москву без сражения, это я говорю, как солдат».

А мог ли в эту ночь подумать завоеватель, что ему придется бежать из столь для него желанной Москвы, под Малоярославцем прорываться в богатые южно-русские губернии и там в решительную минуту, когда сражение вроде бы уже склоняется в его пользу, быть остановленным именно солдатами корпуса Раевского! И повернуть на гибельную дорогу через Верею и Вязьму. И уж, конечно, не могло прийти Наполеону в голову, что через год, а именно 4 октября 1813 года, в страшном сражении под Лейпцигом, которое войдет в историю под именем Битвы народов, чашу весов опять в самую решительную минуту склонит на сторону союзников этот неторопливый, с быстрым и решительным взглядом генерал, которого сейчас нельзя было бы и разглядеть в подзорную трубу. Там он получит свое последнее ранение. Он займет позицию во второй колонне русских войск на Вахаусских высотах. И эта колонна по численности почти вдвое будет уступать атакующей ее французской армии. На корпус Раевского сначала пойдут две гренадерские дивизии Удино. И потом в три часа дня под неслыханным ураганом ста пятидесяти орудий бросится на русские позиции почти вся кавалерия французов под командованием маршала Виктора. Земля застонет под гулом того приступа, и тысячи смертей опустошат боевые порядки. Союзники будут опрокинуты. Только корпус Раевского, построенный в каре, не отступит. Здесь, стоя рядом с Батюшковым, будущим знаменитым поэтом, а в тот момент адъютантом, Раевский получит ранение в грудь. Он решит, что это простая контузия, он сунет руку под сюртук и увидит ее окровавленной, но останется в строю, пока противник не побежит.

И далее, двигаясь на Париж, 13 марта Раевский разгромит войска маршалов Мармона и Мортье, которых одна только ночь спасет от полного поражения. Раевский атакует затем парижские предместья и, несмотря на численное превосходство врага, овладеет высотами Бельвиля, тем откроет союзникам врата Парижа, который не замедлит сдаться великодушию победителей…

За городом на востоке голубовато вступал в ясное небо рассвет. Словно там над вознесшимися башнями и куполами пробили небосвод и неслышно начали растекаться чистые светоносные ключи. Запели петухи. Петухам отозвались боевые трубы. Приближался час атаки, когда французская кавалерия потеснит русских конников и попадет под убийственный огонь удачно расставленных Раевским за ночь батарей. И тут во всем своем блеске двинется на приступ пехотный корпус маршала Нея. И маршал сам пойдет во главе корпуса, бесстрашно и гордо. Откуда знать бесстрашному маршалу, что через три месяца в сражении под Красным на правом фланге русского авангарда остатки его разбитого корпуса пленит именно седьмой корпус генерала Раевского? Но сейчас, 16 августа, эти будущие пленники во главе со своим маршалом смело ворвутся в Королевский бастион и будут выбиты оттуда одним из батальонов Орловского полка. Французы вновь пойдут в атаку и доберутся до крепостного рва, но, обращенные в бегство, отступят. Наполеон прибудет к городу в девять часов утра и отложит штурм. На острове Святой Елены он вспомнит об этом утре: «Два раза храбрые войска Нея достигали контрэскарпа цитадели и два раза, не поддержанные свежими войсками, были оттеснены удачно направленными русскими резервами». Император не будет знать, что против него стоял всего лишь пятнадцатитысячный корпус, отразивший после полудня еще одну атаку Нея.
И в тот момент прибудет адъютант Багратиона с запиской: «Друг мой! Я не иду, а бегу. Хотел бы иметь крылья, чтобы поскорее соединиться с тобой. Держись».

Так вторично были спасены русские армии от смертельной опасности. Рассказывают, будто впоследствии, когда старый генерал, человек сдержанный в выражении своих чувств, вспоминал эти слова князя Петра Багратиона, к глазам его подкатывали слезы.

Николай Николаевич Раевский был человеком не только прекрасно образованным, доброжелательным, но и удивительно скромным. Потомки вспоминают, что за Бородинское сражение он получил орден Александра Невского, за Лейпциг — генерала от кавалерии, но когда император захотел пожаловать ему графский титул, Раевский от него отказался.

Вспоминая о прошлом, старый генерал не очень любил касаться своих прежних заслуг, а в беседах с ним услышать можно было довольно интересные суждения.

Собеседник.Вся Россия помнит знаменитую вашу атаку на плотину вместе с сыновьями.

Раевский.Да, из меня сделали римлянина, из Милорадовича — великого человека, из Витгенштейна — спасителя отечества, а из Кутузова — Фабия. Про меня сказали, что я под Дашковкой принес на жертву детей моих.

Собеседник.Но помилуйте, Николай Николаевич, не вы ли, взяв за руку детей ваших и знамя, пошли на мост, повторяя: «Вперед, ребята, я и дети мои откроем вам путь к славе» — или что-то тому подобное?

Раевский.Я так никогда не говорю витиевато, вы сами знаете. Солдаты пятились, я ободрил их. Со мною были адъютанты, ординарцы. По левую сторону всех перебило, переранило, на мне остановилась картечь. Но детей моих не было в ту минуту. Младший сын собирал в лесу ягоды (он был тогда сущий ребенок, и пуля ему прострелила панталоны). Вот и все тут, весь анекдот сочинен в Петербурге.

Собеседник.Но, ваше высокопревосходительство, сестре супруги вашей Екатерине Алексеевне вы после Салтановки писали: «Вы, верно, слышали о страшном деле, бывшем у меня с маршалом Даву. Сын мой Александр выказал себя молодцом, а Николай даже во время самого сильного огня беспрестанно шутил. Этому пуля порвала брюки: оба сына повышены чином, а я получил контузию в грудь, по-видимому, не опасную».

Раевский.Ну что там! Чего не напишешь после сражения!

Собеседник.Полноте, Николай Николаевич, неужели вы никогда не испытывали возвышенного волнения или воодушевительного прилива сил? Ни при Бородине, ни под Лейпцигом, ни при Смоленске?

Раевский.Почему? Человек не в состоянии избежать волнения, особенно перед ответственным поступком или свершением. Тогда, под Смоленском, в ожидании дела я хотел несколько уснуть, но искренне признаюсь, что, несмотря на всю прошедшую ночь, проведенную мною на коне, я не мог сомкнуть глаз — столько озабочивала меня важность моего поста, от сохранения коего столь много или, лучше сказать, вся война зависела.

Старший сын Николая Николаевича Раевского, Александр, великолепно пройдя курс учебы в московском Благородном пансионе, поступил на службу в лейб-гвардию. Он дружил с Пушкиным, долгое время имея на поэта существенное влияние.

Младший сын генерала, Николай, служил в Царском Селе, в лейб-гвардии гусарском полку. Знакомство его с Пушкиным случилось на квартире у Чаадаева. Сочинив поэму «Кавказский пленник», в своем посвящении ее Николаю Раевскому поэт писал:
Прими с улыбкою, мой друг,
Свободной музы приношенье:
Тебе я посвятил изгнанной лиры пенье
И вдохновенный свой досуг.
Я близ тебя еще спокойство находил;
Я сердцем отдыхал — друг друга мы любили:
И бури надо мной свирепость утомили…

Елена, старшая дочь Николая Николаевича Раевского, прекрасно знала и любила литературу, искусство, переводила Байрона и Вальтера Скотта, но была на удивление скромна, не кичилась своей талантливостью и образованностью. Она скрывала от окружающих свои рукописи.
Увы! зачем она блистает
Минутной нежной красотой?
Она приметно увядает
Во цвете юности живой…
Увянет! Жизнью молодою
Не долго наслаждаться ей;
Не долго радовать собою
Счастливый круг семьи своей,
Беспечной, милой остротою
Беседы наши оживлять
И тихой, ясною душою
Страдальца душу услаждать…
Спешу в волненьи дум тяжелых,
Сокрыв уныние мое,
Наслушаться речей веселых
И наглядеться на нее;
Смотрю на все ее движенья,
Внимаю каждый звук речей, —
И миг единый разлученья
Ужасен для души моей.

Это прекрасное стихотворение Пушкин написал в Гурзуфе, как некоторые полагают, под впечатлением хронической болезни Елены Николаевны, в 1820 году.

Но самый глубокий и самый прекрасный след в жизни и в поэзии великого нашего поэта оставила Мария.

Ей посвятил Пушкин поэму «Полтава». Так полагают многие. Есть такое предположение.
Тебе — но голос музы темной
Коснется ль уха твоего?
Поймешь ли ты душою скромной
Стремленье сердца моего?
Иль посвящение поэта,
Как некогда его любовь,
Перед тобою без ответа
Пройдет, непризнанное вновь?

Незабываемые дни, месяцы, а скорее всего, и годы подарила семья Раевских. Тогда летом, в Гурзуфе, поэт писал;
Зачем безвременную скуку
Зловещей думою питать
И неизбежную разлуку
В унынье робком ожидать?
И так ж близок день страданья!
Один, в тиши пустых полей,
Ты будешь звать воспоминанья
Потерянных тобою дней!
Тогда изгнаньем и могилой,
Несчастный! будешь ты готов
Купить хоть слово девы милой,
Хоть легкий шум ее шагов.

Кому посвящены эти целомудренные, эти невесомые строки? Вернее, кто их навеял? Мария, пятнадцатилетнее очаровательное дитя? Елена, бесконечно и изнурительно больная и, может быть, не менее прекрасная даже в своей болезненности? А может быть, Екатерина, внезапно и тревожно занедужившая тогда? Но кто бы это ни был, ясно одно — это кто-то из дочерей, из прекрасных, как раньше любили говорить, отроковиц замечательного семейства.

А кем навеяна, какими обстоятельствами элегия «Погасло дневное светило…» там, среди моря, на корабле, опять же с семьей Раевских на пути из Керчи в Гурзуф?
Погасло дневное светило;
На море синее вечерний пал туман.
Шуми, шуми, послушное ветрило,
Волнуйся подо мной, угрюмый океан.

Может быть, это как-то далекими, далекими отзвуками опосредованное влияние личности Николая Николаевича, жизнь которого и сама подобна была океану и по океанским бескрайним просторам текла? Быть может… А может быть, и нет… Но написано там, среди моря, среди замечательных людей, близких, внимательных, умных, сердечных.
…над морем я влачил задумчивую лень,
Когда на хижины сходила ночи тень —
И дева юная во мгле тебя искала
И именем своим подругам называла.О ком же это? О ком писал Пушкин 29 июня 1824 года из Одессы в Москву, досадуя на публикацию? Имя этой «элегической красавицы» так дорого поэту, что он его вообще не упоминает, но сетует в письме виновнику публикации: «Вообрази мое отчаяние, когда увидел их напечатанными. Журнал может попасть в ее руки. Что же она подумает… Признаюсь, одной мыслию этой женщины дорожу я более, чем мнением всех журналов на свете и всей нашей публики». Быть может, и верно, нет в русской поэзии элегии более светлой, и нежной, и одухотворенной в своей чистоте, чем это удивительное, воздушное стихотворение Пушкина, навеянное, безусловно, недавним чудным путешествием с чудными друзьями, чудной семьей. Много позднее Мария Николаевна Волконская так вспоминала о том замечательном лете 1820 года, когда она пятнадцатилетней девушкой играла на берегу Тавриды: «Завидев море… мы вышли из кареты и всей гурьбой бросились любоваться морем. Оно было покрыто волнами, и, не подозревая, что поэт шел за нами, я стала забавляться тем, что бегала за волной, а когда она настигала меня, я убегала от нее… Пушкин нашел, что эта картина была очень грациозна, и, поэтизируя детскую шалость, написал прелестные стихи».

Пушкин в декабре 1826 года, через пять с половиной лет, встретился с княгиней Волконской в доме Зинаиды Волконской, одной из самых выдающихся женщин своего времени. Княгиня Зинаида Александровна, интересная поэтесса и замечательная певица, обладательница богатого контральто, устроила проводы уезжавшей к своему ссыльному мужу в Сибирь Марии Николаевне. Зинаида Александровна была женой брата знаменитого декабриста. Дочь дипломата князя Белосельского-Белозерского, она держала в доме салон, весьма популярный в столице. «Царица муз и красоты», как ее именовал Пушкин, писала стихи, новеллы, музыку и слыла особой вольнодумствующей. Здесь Пушкин, собравшийся в поездку на Урал для собирания материалов о восстании Пугачева, высказал желание тоже прибыть в восточносибирские пределы, чтобы «просить пристанища в Нерчинских рудниках». Пушкин собирался через Марию Николаевну передать написанное для ссыльных свое стихотворение «В Сибирь», но не смог этого сделать, так как в ту же ночь она уехала к мужу, некогда блестящему генерал-майору, боевому участнику Отечественной войны и заграничных походов против Наполеона, другу ее знаменитого отца. Она и вышла замуж не столько из любви, сколько из уважения к отцу и повиновения ему, будучи на семнадцать лет моложе своего жениха.

И тут мы и сталкиваемся с одною странною, но в то же время и необычайно существенною особенностью замужества Марии Николаевны Раевской, той поэтичной, изящной и нежной девушки, что на глазах великого поэта играла с прибоем у берега Тавриды и, будучи пылкой и поэтичной натурой, вышла замуж по настоянию отца за его друга и соратника, совсем, однако, не по любви. Тем возвышеннее подвиг этой замечательной женщины, которая единственно из чувства супружеского долга и человеческого сострадания из высочайшего сословия общества, от изобилия и, казалось бы, изнеженной прихотливости с мужеством, далеко превышающим все, что можно себе представить даже для храбреца из храбрецов, на многие десятилетия принесла себя в нищету, притеснения, унижения и надругательства высокому и низкому самодурству государственных бюрократов. И только ради соучастия в подвиге совершенно ею нелюбимого человека. Видно, дочь великого солдата тоже была создана из материала особого.

Когда однажды Марию Николаевну, разделившую три десятилетия ссыльной жизни своего супруга, спросили, построила ли бы она свою жизнь по-иному, если бы ей пришлось ее повторить, и не жалеет ли о страданиях, которые выпали на ее долю, княгиня Волконская ответила: «Нет».

Мария Николаевна умирала летом 1863 года в имении Волконского Вороньки Черниговской губернии, в семье дочери. Сам князь, скованный параличом и подагрой, был под Ревелем, в семье сына. Он не смог приехать к жене, чтобы проститься с нею, но детям своим писал: «… как жена, как мать — это неземное существо, или лучше сказать, она уже праведная в сем мире. Смысл ее жизни в самопожертвовании для нас…»

Я держу два портрета этой изумительной женщины: первый — гравюра В. Унгерна с акварели П. Ф. Соколова, работы 1826 года, второй — фотография, сделана в 1861 году.

На первом портрете мы видим очаровательную, несколько томную красавицу, изысканно и чуть вычурно наряженную специально для портретирования. Она сидит с младенцем на коленях, придерживает его украшенною драгоценностями рукой и смотрит на зрителя взглядом, в котором томность сопряжена еще с каким-то настойчивым чувством. Пожалуй, это серьезность, граничащая с отрешенностью. Но это всего лишь дворянка, овальный миниатюрный портрет, который может быть написан на яшме, нефрите, малахите, который напоминает изысканное посвящение в альбом: сонет, написанный в осенний вечер влюбленным поэтом, музыкальная пьеса, звучащая на фортепиано, ноктюрн или, скорее всего, поэма.

Но фотография! Фотография, сделанная за два года до смерти, когда Марии Николаевне пятьдесят шесть лет и подвиг еще продолжается, хотя главное, быть может, и позади. Эта фотография страшна. Перед вами утес. Эта женщина окаменела в своем величии, окаменела в своем несгибаемом мужестве, окаменела в своей незыблемой мощи жены, матери, подруги. С таким человеком сделать ничего нельзя, его можно только усилить, его, питающегося недоступными для человеческого влияния силами. Еще мгновение, и этот человек может превратиться в сталь, в какую-то такую субстанцию, над которой не властно ни время, ни людское измывательство. Такой становится верность, когда она превращается в подвиг.

Как это ни удивительно, лицо не изменилось, оно почти такое же, каким было три с половиной десятилетия назад, лишь из него выветрилось позирование, прихотливость, изысканность — все временное и все несущественное. Глаза, молодые и сильные, смотрят в бесконечность и в глубину себя одновременно: там бесконечности, может быть, не менее, чем вовне. Брови, небольшие и четкие, залегли над веками спокойно и бестрепетно, как будто навсегда. Веки сухи и жестки, но спокойны и возвышенно величественны. Губы сомкнуты, как будто тоже навсегда, но под ними, внутри губ, глаз, всего лица идет такой разговор! Разговор не просто с собой, но с целым миром, с беспредельностью, с прошлым, настоящим и будущим. Как должны страшиться такого лица, как должны его ненавидеть тираны, доносчики, истязатели и убийцы!
Редеет облаков летучая гряда;
Звезда печальная, вечерняя звезда…

Пауза. Молчание. Тишина.
Твой луч осеребрил увядшие равнины…

Где-то звучит ветер, глухой и протяжный, страшный в своей ледяной и леденящей силе. Так бывает в тайге зимой, в сорокаградусный мороз, когда все трескается и лопается насквозь: реки, озера, скалы, воздух… И только человеческое сердце одно остается жить, прекрасное и бессмертное в своей любви и преданности. И в чистоте.
И дева юная во мгле тебя искала
И именем своим подругам называла.

…Ночь перед Бородинским сражением была холодной. Обе армии были скрыты друг от друга сыростью и мглой. Шел мелкий дождь.

Ночью Наполеон в разговоре со своим адъютантом генералом Раппом вдруг начал размышлять в духе, ранее совершенно ему не свойственном. Он сказал:

— В сущности, что такое война? Ремесло варваров, где все искусство заключается в том, чтобы один в чем-нибудь пересилил другого.

Император стал жаловаться на непостоянство судьбы, которое он уже начинает испытывать на себе. Но вскоре бодрость вернулась к полководцу.

— Надеетесь ли вы на победу? — спросил он вдруг Раппа.

— Несомненно, — ответил адъютант, — но на победу кровавую.

— Я это знаю, — согласился император. — Пришла наконец пора выпить чашу, налитую в Смоленске…Один из самых отважных и самых талантливых маршалов Наполеона, Иоахим Мюрат, с которым император делил свою палатку и который командовал корпусом в сто пятьдесят тысяч солдат, носил красные сафьяновые сапоги с широкими голенищами, золотые шпоры, белые панталоны, камзол из парчи, короткую тунику, перехваченную поясом, опушенную мехом и шитую золотом, на шляпе его развевалось несколько разноцветных перьев. В атаку Мюрат брал короткий римский меч с перламутровой рукоятью, осыпанной камнями, и с портретом жены своей Каролины и четверых детей.

Ничего этого не носил никогда генерал от кавалерии, герой Отечественной войны 1812 года Николай Николаевич Раевский, потомственный дворянин, член Государственного совета.

Король Неаполитанский, в конце концов предавший своего императора, сын трактирщика Иоахим Мюрат был расстрелян на пути с Корсики в Неаполь 13 октября 1815 года. Великий русский солдат, преданный сын своего народа и государства, умер своей смертью, и на могильной плите его написано:

Он был в Смоленске щит,

в Париже — меч России.

_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Вс Май 05, 2013 1:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Наталия Антарес напомнила нам, что в этот день, самый светлый и радостный на всём белом свете, ещё есть люди, чья печаль может быть только напоминанием о том, что победить "ад" одиночества можно только сообща...
Надеюсь, что со временем, она зарегистрируется на нашем форуме и мы дочитаем счастливое разрешение судьбы её лирического героя.
"Тусклый мегаполис. Ночь. Густой туман наполняет воздух прелой сыростью. За окнами мелькают деревья, дома, машины, дорожные знаки.

Лечу под двести… Бегу от реальности, бегу от боли разъедающей сердце … далеко-далеко…, чтобы начать всё сначала. Что начать..? Я уже давно живу на автопилоте... Такое ощущение, что мир рухнул, а я лежу израненный под обломками и жду…, жду когда ты придёшь и спасёшь меня… Дикое опустошающее одиночество… Медленно схожу с ума… Все мои мысли крутятся вокруг тебя, но тебя больше нет, а значит, нет и меня. Я столько молился, просил у Всевышнего, надеялся, что он поможет…ждал. Я больше ни во что не верю, я потерян... Постоянно твержу себе: не думать, не думать…, всё будет хорошо… Нелепо звучит… Меня тошнит от звуков своего голоса… Этот месяц я прожил, благодаря воспоминаниям. Странно, наверное, сейчас разговаривать с тобой, но я чувствую, что ты меня слышишь и от этого мне становится немного легче.

Сегодня ровно два месяца, как тебя нет, а кажется, что прошла целая вечность. Наш дом совсем стал чужим без тебя. Я вечерами брожу по нему, ожидая увидеть тебя, услышать твой голос, прикоснуться к тебе. Несколько раз я звал тебя, но ты не ответила. Я всё ещё не могу поверить, что тебя нет… Кажется, что ты сейчас откроешь дверь, войдёшь и улыбнёшься. Кого я обманываю? Я просто не могу отпустить тебя. Каждый день без тебя подобен пытке… Я только сейчас понимаю, что ты для меня значишь…

Вчера я был в Храме… Поставил тысячу свечей… Нет, я ещё не был готов попрощаться. Я искал тебя в толпе. Искал твою улыбку, твои глаза... Знаешь ли ты, каково это, всматриваться в лица и понимать, что я больше тебя не увижу? Это ад.

_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Чт Май 16, 2013 11:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Опыт создания аудио-книги. Писательская лаборатория на селе. Работаем и над видеорядом, апока ссылка на дружественный ресурс, где можно выставить звуковое чтение лирической новеллы.
http://www.ay-forum.net/viewtopic.php?f=162&t=3661&p=96743#p96743
_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Сб Май 18, 2013 6:15 am    Заголовок сообщения: "Ночь в музее" с пользой для грядущего дня Ответить с цитатой

Скромный работник краеведческого музея Эдуард провёл одну памятную экскурсию...Так случилось, что в Скопине оказалась группа паломников во главе с алтайским писателем Константином Устиновым. Рассказ Эдуарда отличался особой простотой и любовью...Пройдут годы, а доброе слово в ответ на впечатление от "путешествия в скопинскую старину" всё ещё продолжает звучать. Привожу шлоки новой книги Устинова, что рождены впечатлениями встреч на скопинской земле 2010-2011 г.г.
Цитата:
Мистерия Блага. К. УСТИНОВ. Горный Алтай.
"В лохмотьях дней найдите ключ от будущего. Прошлое ушло. Но что оставило оно в душах наших, если ничего не прибавилось доброго? Если душа нищает, то где найти опору и защиту?

Велика тягость ночи. Темны облака ненависти. Но служит Архангел свою стражу, дозором обходя стан"....
"В капсуле времени дух летит, минуя пространства. Куда же уходит молодость сил и наших дней постоянство? Кому указать черту наших дел, которую нужно исполнить? Что ты смог, что ты сумел, знают лишь времени волны. Зачем спешить, если жизнь опять будет длиться и длиться? Крепка времен святая печать. Под нею забвенье таится"...
"Вредоносность достигается легче, чем добродетель. Для добродетели следует каждый день сбивать с себя грязь и пыль."...

_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Пн Май 27, 2013 9:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Получил диплом и право на публикацию в альманахе "Под небом Рязанским" в номинации "Лирическая новелла" за подборку миниатюр из разных книг.
Фестиваль подводит итоги. Но многое ещё предстоит узнать. Скопинскую прозу представлял также Евгений Талалаев.
_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Вт Июн 04, 2013 6:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ещё один номинант и коллега по фестивалю.
АННА МАРТ.
Я бежала, не оглядываясь, зная, что догонят. Это знание было со мной всегда, глаза - смотрящие в будущее, сердце - знающее истину.
Люди не любили меня, сторонились, считали странной, но приходили, когда уж сильно прижимало. Оглядываясь по сторонам, вздрагивая от шороха, ко мне приходили за помощью. Я всегда знала наперед, кто придет, зачем и что ему сказать. Были интересные – с мыслями, но часто приходили с гнилыми мыслишками- от них плохо пахло, и меня долго тошнило...
Я давно перестала думать словами, заменив их картинками и образами. Я научилась слышать свое тело и чувствовать каждую клеточку.
Люди боялись меня, говорили, что у меня взгляд ведьмы, но я никогда не была злой. А во взгляде было не зло, а отвращение к их мыслям, которые я слышала.
Так я и жила- одна в лесу, вдали от людей, только иногда помогая тем, кто ко мне приходил.
И все было хорошо, пока мне не стал сниться странный сон. Каждую ночь меня стал преследовать его образ. Светлые глаза излучали такую любовь, понимание и радость, что хотелось смотреть в них вечно.
- Кто ты,- спрашивала я,- Бог?
-Нет, Богом меня сделали люди, - отвечал он, и его глаза меняли свет на боль.
- Ты человек? – спрашивала я?
- Да, я человек, такой как ты и как все они,- грустно отвечал он.
- Я поняла, ты…,- я хотела назвать имя, но замолчала, увидев, как он посмотрел на меня... В его взгляде было столько боли, что я почувствовала ее физически.
- Не называй мое имя,- попросил он,- Его слишком часто называют.
- Ты снишься мне?- спросила я?
- Нет, я прихожу к тебе во снах, ты же знаешь разницу, - ответил он.
- Ты что-то хочешь от меня? – спросила я.
- Иди к людям, научи, объясни,- он волновался, я это чувствовала и дрожала вместе с ним.
- Но ты же учил, объяснял, они все помнят, знают, записывают,- ответила я.
- Ты же знаешь, что это не так,- сказал он,- я прошу, иди к ним!
Всегда на этих словах я просыпалась, долго сидела с широко раскрытыми глазами и беззвучно плакала.
- Куда мне идти? К кому? Зачем – думала я?- Что им сказать? Как объяснить? Нет, это невозможно, бессмысленно, глупо.
Но сон повторялся каждую ночь. Он приходил, улыбался, гладил меня по волосам,- Ты же знаешь, что так надо, ты сможешь, - говорил он. И я знала. Да, я знала...
Окончательно смирившись, я стала говорить. Люди приходили ко мне все чаще и чаще. Сначала с недоверием слушали меня, но потом все больше проникались моими словами.
- Не бойтесь! Будьте свободными! Встаньте с колен! Хватит унижаться, вы можете многое, но для этого нужно очистить свои мысли. Любите себя и мир, как себя. Будьте прозрачны, и Вселенная откроется вам,- говорила я им. Слова лились из меня как вода, голова кружилась, меня переполняли сильные эмоции.
- Бог есть ВСЕ! Не пытайтесь отделить Его, не поклоняйтесь образу! – уже кричала я.
В тот вечер ты пришел ко мне с белой розой.
- Не бойся, ты выдержишь, зло уже идет, но я с тобой, не бойся боли, я буду ждать тебя, - сказал ты и растворился, оставив только розу.
Я проснулась, сердце бешено стучало.
- Сейчас придут,- сказал мне внутренний голос. Я оделась и вышла из дома: на пороге лежала белая роза. Я подняла ее и прижала к сердцу.
- Пора, - сказала я и побежала. Вдали уже виднелись огни, крики и лай собак доносил ветер.
Я бежала, не оглядываясь, зная, что догонят.
- Помоги мне,- шептала я и целовала твою розу,- все не могу больше. Я остановилась и смотрела, как ко мне приближается лавина людей. Толпа кричала, смеялась, улюлюкала...
Я уже явственно ощущала запах своей смерти.
- Спалить ведьму! Спалить ведьму! – Различала я слова, которые принес ветер.

Боль, жуткая острая душевная боль!
Они плевали мне в лицо, били и срывали одежду.
Вот женщина, которой я помогла родить здорового малыша, вцепилась мне в волосы и со страшной силой вырвала клок, мужчина, которого я лечила от астмы, плюнул мне в лицо и громко рассмеялся.
Боль, жуткая острая душевная боль!
Я не чувствовала их ударов - я умела управлять своим телом, только запах крови и слюны вызывал тошноту. Душа моя кричала!
Они быстро связали мне руки и привязали к столбу, обложили его ветками и сухой травой. Я посмотрела в небо.
- Помоги мне, все бессмысленно, ты же видишь, - сказала я.
- Нет, смотри, - услышала я внутренний голос.
Я посмотрела по сторонам и остановила свой взгляд на ребенке. Мальчик лет пяти держал мою розу, красную розу от моей крови. Он прижимал ее к сердцу и плакал. Я смотрела на него, пока дым не скрыл все передо мной.
- Я иду к тебе! – закричала я! И услышала, как охнула толпа.

Все разошлись. И только мальчик долго стоял и смотрел в небо…

Наступил новый день.
Утро подернуло пеплом еще тлеющие угли...
_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Вт Июл 23, 2013 1:02 pm    Заголовок сообщения: Тиша Ответить с цитатой

"Тише, люди, ради Бога, тише..."
(народный шансон)
Солнечный ветер достиг плотных складок атмосферы. Луна острым серпом вскрыла один из её перистых слоёв. И метеоритный поток редкими всполохами озарил тоскливую сушь ночи. Всё это привело окружающих меня людей в некое беспокойство.
Дабы не стать его жертвой, мне бы следовало сбежать в лес, в прохладу, на луга, припасть к сенокосным стожкам, рыбацкой утвари. Но едва ли это бы спасло от сдедствий неразумных безумств, сорванных напрочь рамок приличий, претензий по любому поводу, а главное от заразы брани, что в такие дни рвалась из сердитых глоток, как если бы они стали шлангами для отвода нечистот.
Невероятно, но факт, если даже порядочные с виду люди теряли приличествующие себе состояние черты и тоже пускались в бранный лай. Эпидемия страшной заразы мгновенно охватила большую часть населения и без того убогого уголка России.
Удивлённо смотрели в эти дни на людей куры и кошки, гуси и индюшата, коровы и хрюшки, словно силясь припомнить нечто подобное или найти рецепт помощи избавления от всеобщего недуга...
На третью ночь разразилась сухая гроза. Всполохи, как на столичном шоу окружили село со всех сторон. Можно было подумать, что кто-то в чёрном небе устроил не только яркое светопредставление, но и вполне разумный акт по уничтожению ядовитых следов сквернословий и клевет. Молнии летали из конца в конец, описывая замысловатые параболы, ломаные синусоиды, сверкали, как сварочные дуги и всё под барабанные грозовые раскаты и дикие рыки природы. Люди подались было к телевизорам, мониторам, радиоприёмника ( что могли выручить их хоть на какое-то время), но к несчастью, районные электрики обесточили все свои подстанции. Так, что обезумевшим ничего не оставалось, как сквозь прикрытые веки ловить отблески световых частиц и продолжать поглощать звуковые раскаты.
В такую ночь и родился козлёнок с мягкой белой шёрсткой, растопыренными длинными ушами и очень спокойным выражением глаз. Всё утро мать вылизывала его от копыт до ушей, словно приготовляя к показу встревоженной и удивлённой округе. И когда первые росинки выделись на примятой ею же траве и робко подали голоса притхшие с вечера луговые птицы, молодая коза звонким блеяньем возвестила о самом главном, что случилось в её жизни этой ночью...
Тиша принёс тишину, а с ней и пришла долгожданная прохлада с рассыпчатыми и милыми сердцу грибными дождями.
_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Пт Авг 16, 2013 9:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сергей Ёжиков ( Санкт-Петербург)
Приходит весна и старый лёд трещит. Река, которая ещё недавно была как широкая автострада, по которой хоть на санях, хоть на машинах - становится хрупкой и вот-вот вся эта армада поплывёт... Так и наш мир. Наш плотный мир становится хрупким и иллюзорным. И у людей всё ещё есть надежда, что новая весна жизни - это не всерьёз, что река ещё долго будет автострадой, но... кризисы и катаклизмы на планете - как полыньи и проталины неумолимо напоминают и в очередной раз говорят о хрупкости созданного природой мира. Всё в этом лучшем из миров преходяще...

И кто-то готовит лодку, а кто-то наращивает ледяной покров и говорит, что уж кто-кто, а они-то точно продержатся и ничто не сможет поколебать основы их мира... Да-да, конечно...

И, глядя на сегодняшнюю картину, когда снега так много, что он присутствеет везде, в каждой щели и каждом закоулке, на крышах и на полях, в лесу и в оврагах, на деревьях и даже за шиворот залетает... не хочется верить, что это вот масса раз - и поплывёт. Поэтому заботиться сейчас о лодках - очень даже многим кажется глупым делом. Коньки и лыжи, санки и дровни - вот транспорт, годный для снега. Вот в чём песня дорог при морозах!

Но погодите, мороз - морозом, но лёд-то всё равно растает! Снег - его природа такая - сойдёт и все заговорят о лодке. Для кого-то это станет неожиданностью, для кого-то полным крахом, но будут и те, кто будет готов и станет даже зайцам помогать, снимать их за уши и укладывать в лодку на весенних разливах... Каждый мазай хорош в своё время.

Вот и Россия наша. Всё вроде бы в ней хорошо: и нефти, и газа - навалом и россыпью. И Северный тебе поток, и Южный, и с Сахалина, и с Уренгоя, а тут ещё и в Арктике открыли новые месторождения газа, нефти... Россия со своими баррелями - сейчас просто как Крез в негритянском квартале, как космонавт среди кучеров и извозчиков. И в своей самоуверенности она в самом жарком регионе готовит зимнюю Олимпиаду, зовёт всех к себе на Чемпионат мира по футболу... Чем не нувориш? Пирует Рассея! Чумы нет и не видать в ближайшей перспективе! Но... нет-нет, да раздастся хруст ледяного покрова. Нет-нет, да падёт какая-нибудь скотина в полынью. Да и Солнце светит как-то уже не по-январски. Цыган уже шубу продал... И греки что-то ни с того ни с сего всю Европу за одно место держат, и Италия решает жить не под приглядом Берлускони... Что-то в мире меняется. Хотя всё по-прежнему стоит незыблемо и твёрдо как... как лёд на реке. Да и дед Мазай - зачем-то огонь развёл, почему-то лодку смолить собрался. Не знаете почему?
* * *
Великий Путник часто спрашивал встречных что знают они о Боге?

Я представляю Его, сидящего у костра где-нибудь на переправе, рядом с такими же, как и он, ждущих паром или лодочника. Над их головами восточное небо, звёзды... Кто-то закончил пить чай, кто-то перекладывать поклажу, люди собираются в круг, желая поговорить и обсудить новости. Обычно в таких беседах узнаётся много полезного и важного. И тогда Он, с лёгкой улыбкой и распахнутыми как восточное небо глазами, обращается к ним:
- Что знаете, о путники, о Боге?
И после этого вопроса уходят на какой-то задний план вопрос о ценах на верблюды, о травах и болезнях и даже на время забывается молва о военных набегах какого-то шейха. Люди задумываются о самом важном - о Боге, потому что все мы под Богом ходим, а знаем о нём так мало: не греши, не копи злобу, помни заветы... А что ещё? Как приходит воздаяние к нам за грехи наши, вечна ли душа наша, а также как эти звёзды, столь далёкие и малые могут вершить наши судьбы?

Голова погонщика устала от дневного беспощадного зноя, он хочет отдыха, но ему никак не уйти от мыслей, которые никак не хотят покинуть его голову, ведь даже во сне он размышляет - как добыть достаток для себя и для всей своей семьи? А сейчас Путник заставил его задуматься о другом, о явлениях, которые не несут ему, как те привычные и повседневные, боль отчаяния, более того, дарят ему умиротворенность и даже ощущение защищённости. А это Путник, что сидит напротив него столь прост и добр, что хочется ответить ему тем же, оказать Ему знак внимания...
- О Господи, мы всю жизнь, ходим под Твоим Оком, бороздим из конца в конец эти пустыни многие годы, и говорят нам, что ты всегда рядом, ты даже, говорят, живёшь внутри нас , но как познать Тебя, как ощутить твоё присутствие и тем самым почувствовать, что мы на верном пути? Где Твой перст указующий?
И отвечал ему Путник:
- А как ты узнаешь своего сына среди огромной гурьбы детей?
- Да как же мне не узнать его, если я его вынянчил вот этими руками, как же мне не узнать его, если я его выходил в болезнях и сколько тепла моего вложены в его пока ещё слабые плечи?
- Да, ты знаешь Его, ты чувствуешь Его в себе, так почему же ты думаешь, что у Бога будет что-то по-другому? Не так как у тебя? Ведь всё что наверху, у Бога, - то и внизу, у нас, отражается. И не созданы ли мы по образу и подобию Его? Вот, положим, ты не ударил своего соседа в гневе - значит не дал в себе пробудиться бесу, а если из любви и сострадания поможешь ближнему, то почему же тогда это не проявление Бога в тебе?

Тихо посапывают в стороне усталые собаки, вьётся почти невидный в темноте дымок, потрескивает костёр, а люди говорят о Боге! И вся пустыня внемлет Богу.
_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Пн Окт 28, 2013 12:28 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Виталий Успенский ( Кораблино)
Цитата:

АВТОГРАФ
Попасть в Третьяковскую галерею я мечтал долго. Пожалуй - четверть века. Со школьных лет меня поражала способность художников простым карандашом на бумаге воссоздать жизнь. Сам я, как ни сопел, ни изводил себя и бумагу, ничего похожего сотворить не мог. Так и осталась неразгаданной тайна художественного колдовства.
Я смотрел не раз, как рисовал Сергей Карлович - знакомый художник. Вроде и человек как человек, руки как руки, такие же... И, что совсем удивительно, он после паралича от клещевого энцефалита рисовал левой рукой. Не хуже, чем раньше правой. Однажды я не выдержал и спросил: "Как же у вас получается такое чудо?" Ответил он с улыбкой, усталой и печальной: "Чудо? Сказал тоже. Так себе. Средненько. Вот третьяковку бы увидел - там чудеса действительные..."
Накрепко зацепились эти слова в памяти. Сильно тянуло посмотреть, а вдруг удастся постичь секрет невероятных человеческих творений. Воображение неуёмно разгоралось, измышлял разные планы. Но путали все карты тысячи километров, отделяющих меня от Москвы.
Так тянулось больше двадцати лет. За эти годы бывал в художественных музеях многих городов, видел и удивительные картины, и это ещё более разжигало желание попасть в третьяковскую галерею - что же тогда там?
Наконец поселился рядышком с Москвой, по российским понятиям - всего каких-то две сотни вёрст от неё.
Командировки в Москву не были редкими, но не сразу удалось мне прорваться к своей мечте.
Тот вечер на исходе декабря в Москве выдался свободным, и я наконец поспешил в третьяковскую галерею.
Немало прекрасного в столице - хотя бы оформление метро на новых станциях. Интересно даже в спешке поглазеть на окружающее великолепие, невольно замедляешь шаг, а то и рот разинешь, не учитывая, что попал под землю в часы пик. а в такое время - не путайся под ногами. Сначала один толкнёт в бочину, другой в плечо, следом чемоданом в ногу, шибанут рюкзаком в спину и понёсся куда несёт. Вроде бы на эскалаторе передышка. Но нет. в итоге: после двух-трёх переходов пропитываешься насквозь стадной нервозностью, тупым автоматизмом общего бешеного ускорения.
Два квартала от метро я проскочил как раз в противоположную сторону, а ведь народа много - спросить было у кого. Надо же: такой кусок времени потерял! До закрытия галереи оставалось немногим больше часа. Настроение упало. Подумал было повернуть назад или пойти куда-нибудь в кино. Но когда ещё соберёшься, так ведь и вся жизнь проходит. Работать - за двоих и за десятку к минимальному окладу - всегда пожалуйста.
А вот насчёт чего-нибудь приятного, радостного для души - это извини-подвинься, жуй, как пирожок на ходу, ежели не подавишься.
Ну, а я тогда подавился, или меня подавила третьяковка, которую попытался поглотить на скорости. Помню, что долго стоял около первых картин, но когда очнулся - полчаса минуло. Прибавил темп, стараясь запомнить авторов и названия, чтобы хоть что-то застолбить в памяти. Получалось - как хлёсткие разряды электросварки: хватал, хватал ослепительные вспышки широко раскрытыми глазами, и нахватался, налопался, дальше некуда. К концу осмотра почувствовал себя тупее разношенного валенка. Голова гудит, будто нашпигована тяжёлой глиной через край, а в памяти и в душе - пусто. всех впечатлений - ноль. Одна досада - зачем бежал, что видел, что рассказать смогу дочке, товарищам? Совсем ничего. Остановился у последней картины, рядом, за столиком - старушка, а может, не старушка - светлая такая женщина в годах.
- Поторопитесь, - говорит,- молодой человек, выставку посмотреть. Там, в последней комнате и сам автор - Рерих Святослав Николаевич.
- А кто это? - через силу спрашиваю. Вопросу не удивилась как ни странно. Вздохнула только как-то грустно, устало. И таким мягким педагогическим тоном:
-Художник. Можно и автограф взять.
Поблагодарил, конечно, за заботу.
На автограф мне было наплевать, непонятно зачем за ними гоняются. Смотреть картины был уже не в состоянии. Тем более, желудок сосёт аж подташнивает. Но всё равно к выходу идти через выставку. Поплёлся. Мельком глянул на картины в первой комнате - аляпистые, искусственно-яркие, какие-то ненастоящие.
Правда у дверей зацепили три работы - что-то против атомной войны. Но задели вяло, мимолётно, с - непонятностью - почему такие карикатурные ломаные фигуры? Эдак-то как раз и у меня получалось бы. Что, не мог что ли правильнее изобразить? А во второй комнате остановился...
Всё просто, женщина-танцовщица. Как застывшая, молния-радуга. Поющие радостные краски. Сон не сон, сказка не сказка, - а глаз не оторвать. Стараюсь выделить детали, разглядеть их до мелких чёрточек... Но картина сияла, как цельное цветное солнце. Кто ответит на вопрос: что такое Любовь-жизнь, Любовь-счастье, Любовь-красота в спаянном всеохватывающем понятии Любви?
Никогда нигде - ни в музыке, ни в кино, ни в поэзии - мне не распахивалась такая колдовская, исчерпывающая, не поддающаяся описанию, глубина. И ясно ощущалось, что это и любовь ко мне, не как роскошное торжество, а как самое драгоценное лекарство.
Не помню, сколько времени я смотрел на картину. Время растворилось. В памяти всплыли ковры тюльпанов и маков ранневесенней пустыни, пронзительно-алые, с фиолетовым отблеском, горные лужайки кандыка, огненные поляны цветов, их на Алтае так и звали - "огоньки"... Видения схлёстывались., сплетались бешеной буйностью красок...
"А ведь он показывает Правду" - наконец возникла мысль. - "И карикатурный триптих в предыдущем зале - едва ли небрежность..." Захотелось вернуться в первый зал, новыми глазами внимательно посмотреть все картины.
Но шум и голоса неподалёку: "Святослав Николевич, Вам пора, пора. Достаточно!" - заставили меня поспешить дальше. Я должен был увидеть этого гиганта - человека, который способен так щедро передать любовь и красоту таким, как я, обычным, не очень-то избалованным культурой людям.
В последней комнате, посреди её, стоял высокий, средних лет, худощавый человек. Какой-то тёплый свет излучало его чуть продолговатое смуглое лицо и умиротворяющая, по-детски простая, очень добрая улыбка. Сбоку возвышался могучий, военной выправки, крепыш лет тридцати. Физиономия его выражала крайнее раздражение.
- Нам пора. Пора. Время. Опаздываем, Святослав Николаевич, - негромко, но металлически твёрдо повторил он, меча испепеляющие взгляды на открытки, фотографии, блокноты, которые, словно птицы, парили перед художником.
- Ну как же я... Разве можно? Люди просят... - стеснительно улыбаясь, отговаривался Рерих. А люди виновато шелестели, перебивая друг друга.
- Пожалуйста, подпишите... Пожалуйста... Спасибо Вам. Счастья Вам. Счастья Вам. Спасибо...
Когда очередь дошла до меня, последнего, крепыш уже уверенно взял Святослава Николаевича за локоть, но тот посмотрел мне в глаза, улыбнулся и размашисто, вольно, начертал в моей записной книжке плавно вздымающуюся вправо-вверх, красивую и вполне читающуюся подпись С. Рерих.
Я жадно и долго вглядывался в автограф, тщетно пытаясь разгадать непостижимую тайну: как же волнующие картины всечеловечески прекрасного...
Меня вежливо попросили выйти - было шесть часов вечера. Я вышел. Мне казалось, что всё теперь излучало тихий и тёплый домашний свет: люди, асфальт, окна, стены, машины. Всё обволакивалась свечением.
Медленно плыл я в каком-то странном оцепенении, глуповато-счастливо улыбаясь... Но пребывать в таком состоянии пришлось недолго: рука нащупала в кармане записную книжку. Там имелся неиссякаемый список того, что где кому купить. Хлопот предстояло много. До поезда оставалось более шести часов, а до Нового - семьдесят пятого - года ещё шесть дней...
Я куда-то ехал, что-то покупал... И представил себе, как, вернувшись домой, расскажу друзьям-товарищам о чуде, которое довелось мне пережить, о несравнимом потрясении-счастье, излучаемом картинами такого большого и такого понятного художника.
В коротких снах почти в тропической духоте третьей полки краснодарского почтово-багажного я видел себя, раздающего красочные, ослепительного блеска, драгоценные камни друзьям и хорошим знакомым, в том числе одноклассникам, однокурсникам, приятелям из далёкого детства... И каждый из них, взяв играющий многими цветами камушек, светился от счастья. А я, необыкновенно смущённый, густо краснел. Мне было, хотя и очень приятно, но вместе с тем неловко и жарко.
Поезд прибыл в восьмом часу по расписанию. Можно было идти домой отдохнуть, но мне не терпелось разделить с кем-то огромную радость и первым делом я решил её выплеснуть на сотрудников своего отдела. Они уже были на работе. Зиночка, молодая и вполне симпатичная женщина, слыла за особу яркой, прогрессивно-культурной формы и содержания, распустив до плеч крашеные светлые волосы, курила "Стюардессу", шеф и помощник корпели над отчётом.
- Вы бы знали, как мне повезло на этот раз. Прямо счастье свалилось,.. - сказал я.
- В гостиницу устроился? - ухмыльнулся шеф, чёрный, как жук, подвижный мужик предпенсионного возраста.
- Да нет же, совсем не то.
- Сотню нашёл! - у помощника на большее фантазии не хватило.
- Да не близко даже, я о духовной пище говорю.
- Ну тогда красной икры под французский коньяк культурно обожрался в "Славянском базаре", - Зиночка как всегда не могла без тонкого юмора.
И меня понесло, размахивая руками, глотая окончания слов, я стал изливать своё впечатление от картин Рериха...
Остановить меня в таком состоянии трудно. Да никто и не пытался, ибо все предвкушали потеху. Из коридора подходили товарищи, я распалялся ещё больше... Все радостно улыбались. А потом Зиночка, расхохотавшись, достала из-под стола батарейный магнитофон, прошелестела лентой и врубила на всю катушку: "Был в балете - мужики девок лапают. Девки все на подбор - в белых тапочках..."- голос был хриплый, ироничный и авторитетный...

_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Сб Янв 04, 2014 12:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Новогодний подарок...Не иначе. Оцифрована и возвращена униженной стране великая книга великого писателя Андрея Губина "Афина Паллада". Ведь даже областные библиотеки всех краёв и окраин не могли похвастаться наличием двух экземпляров...
Чего же так боялись соц.реалисты и бенкендорфы от идеологии ( боковы-набоковы, их мать!), если писатель ставил задачу эстетического и философского окормления соотечественников....
Приятного скачивания и чтения.

http://www.zovnet.ru/forum/viewtopic.php?f=9&t=11&p=2785#p2785
_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Рескатор


   

Зарегистрирован: 12.01.2013
Сообщения: 490
Откуда: Скопин

СообщениеДобавлено: Сб Янв 04, 2014 1:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Олег Каштанов писал(а):
книга великого писателя Андрея Губина "Афина Паллада"


Кстати, да:
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Сб Янв 04, 2014 4:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Спасибо, я так м не смог вытащить портрет. 7-8 января пройдут традиционные Рождественские чтения Союза Свободных писателей. Буду рассказывать о А. Губине и К. Воробьёве, как провозвестниках литературы Будущего. Привет родному Скопину, моей жестокой ране!
_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Пн Окт 20, 2014 8:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Константин Устинов

. Свет уходит к югу. Ночь отнимает у дня мгновение за мгновением в пользу свою, минуты и даже часы. Кажется, что еще немного — и тьма целиком лишит нас солнечных дней, заставляя вечно себя накрывать ожиданья печалью. Дойдя до пределов своих, вдруг день замирает в узком своем промежутке между поздним восходом и ранним закатом. И тогда в утесненье, в пропасти тьмы, рождается сила, сжигающая сумрак ночи. Все это так незаметно случается, будто рост весенней травы.

Сила благой судьбы нарастает точно так же. Подвержено все сжатию и расширению. Когда круг обреченный ты постигаешь и не видишь выхода из него, вращаясь до отупения по орбите надоедливых повторений, то однажды видишь узкую щель, куда только взгляд твой способен пройти. И устремляешься и постигаешь, всю силу духа вложив в переход в иную сферу сознанья.

День расширяет пространство. Но ночь еще крадет золотые его крупицы и не может насытиться ими, превращая их в новые звезды. Но миру нужно сиянье. Миру нужен покой. И в равновесии этих сил летят наши дни, наш труд наполняя сверкающей силой энергии, которая пребывает во всем — в каждом камне и в каждом цветке. Зима замораживает все процессы, смиряя огни, погружая сознанье в себя. И не утихает волна смертей и рождений как в мире великом, так и в нас самих.

Жизнь — это движенье. И если наш дух остановит пульсацию сердца, мы, словно огонь погасшей свечи, перейдем за пределы этого мира и лишь утончим постижение знаний судьбы. Не может жизнь прекратиться. Ведь сердце стучит всегда.
_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Олег Каштанов


   

Зарегистрирован: 07.03.2013
Сообщения: 1841
Откуда: Скопинский район

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 15, 2014 6:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Я сорвал цветок и он увял. Я поймал мотылька и он умер. И тогда я понял, что прикоснуться к красоте можно только сердцем.

Павол Орсаг Гвездослав
_________________
Жил-был я, стоит ли об этом?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Скопинская ПРАВДА -> Я вам пишу. Проза. Поэзия. Часовой пояс: GMT + 4
На страницу 1, 2, 3  След.
Страница 1 из 3

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS